Эпидемия, открывшая миру Канны

По меркам госпожи Истории, Канны, какими мы знаем их сегодня, невероятно молоды. Мировая киностолица, где в дни знаменитого фестиваля, как когда-то тонко подметил Ги де Мопассан, «принцы, принцы, всюду принцы», еще в начале XIX века была самой заурядной рыбацкой деревушкой и только волей необычного случая перевоплотилась в один из самых элитных городов-курортов мира. Дело в том, что своему нынешнему статусу Канны обязаны, как ни странно, эпидемии холеры, из-за которой в 1834 году и началась их удивительная метаморфоза. Звучит интригующе, правда? Но давайте обо всем по порядку.

Аллеи Свободы Шарля де Голля

Канны, Франция

Неподалеку от Дворца фестивалей и конгрессов, где собственно и проходит Каннский кинофестиваль, есть зона для пеших прогулок, которую одинаково любят как туристы, так и сами жители города. Любят, потому что, несмотря на весь каннский лоск, это место сохранило своеобразный провинциальный шарм – здесь, на Аллеях Свободы, жизнь идет почти по-деревенски размеренно. Во время уикенда здесь действуют сразу два рынка: ремесленный и «блошиный», ежедневно продаются живые цветы, а горожане играют в традиционную игру петанк. Аллеи расположены между площадью Шарля де Голля и зданием городской мэрии, у которой стоит памятник всем павшим.

Неспешно прогуливаясь по аллеям, купив букет свежих цветов у одного из уличных торговцев, которых здесь немало, и поглазев на старинную оркестровую эстраду XIX века, вы, вероятно направитесь в сторону такой же старинной карусели. Именно там находится еще один памятник Аллей Свободы – тому, с кого все и началось.

Памятник павшим. Адрес: 1 Place Bernard Cornut Gentille, 06400 Cannes, France

Тот, с кого все началось

Канны, Франция

Вероятно, вы думаете, что предугадали ход мысли, и речь сейчас пойдет о Шарле де Голле. Но это не так. Человек, чей образ увековечен в этом памятнике, - даже не француз. Но именно благодаря стечению обстоятельств, в которые он попал поневоле, и череде дальнейших событий Канны стали известны на весь мир.

Мы говорим о лорде-канцлере Британской империи сэре Генри Бруме – крайне любопытной исторической фигуре начала XIX века. Он был талантливым физиком и математиком, блестящим оратором и публицистом, ярым противником работорговли и поборником всеобщего образования. Начав политическую карьеру в 1810 году, к 1830 году он стал пэром Англии и высшим сановником Британии – лордом-канцлером. Многие его изречения стали афоризмами, например: «Образованных людей легко вести, но ими трудно манипулировать; ими легко управлять, но их невозможно поработить». И это далеко не полный список его достижений.

Но что все-таки делает памятник британцу во Французских Каннах? А дело вот в чем.

В декабре 1834 года прославленный лорд Брум оказался в жалкой французской деревушке Канны на юго-восточном побережье Средиземного моря. По одной из версий он направлялся на зимний отдых в Ниццу, по другой – вез свою дочь Элеонору на лечение в Италию. Но, как бы там ни было, места назначения он так и не достиг. В то время в Италии и приграничных зонах бушевала эпидемия холеры и сэр Генри Брум решил остановиться на ночлег в Каннах и подумать, что делать дальше. А по утру он объехал окрестности, осмотрелся и… буквально влюбился в это место за его «восхитительный климат, ясное небо и освежающий бриз». И влюбился настолько, что приобрел здесь участок земли и построил виллу.

Ну а дальше в дело вступило красноречие лорда (кстати, настоящего трендсеттера своего времени), которое убедило многих его друзей и знакомых последовать его примеру. Так постепенно в Каннах образовалась целая британская община. Вслед за англичанами Канны оценили и другие знатные особы Европы, особенно российская аристократия, а сам поселок превратился сперва в модный курорт, а к середине XX века – еще и в место ежегодного проведения кинофестиваля. Первый международный кинофестиваль здесь состоялся в 1946 году, и к восьмидесятым годам кинофестиваль в Каннах стал самым престижным во всем мире. Но это уже совсем другая история. А наша подошла к концу.

Один французский журналист сказал, что Канны существовали и за 20 веков до Каннского фестиваля. Он, видимо, произнес это с иронией, но правда заключается в том, что у бывшей рыбацкой деревни действительно еще много историй в запасе. Начать узнавать Канны поближе удобнее всего из отеля Radisson Blu 1835 Hotel & Thalasso, ведь все самое интересное расположено буквально в шаговой доступности от него.

Поделитесь с нами своим мнением